Суббота, 23 сентября 2017 00:00 Автор 

Выборы в Германии: Предсказуемость и Альтернатива для Германии

Фото: The Telegraph

 

До выборов в Бундестаг остался день. Многие журналисты и эксперты продолжают искать либо создавать интригу - то пытаясь завысить важность высказываний определённых политиков, то предрекая уход госпожи Меркель после состоявшихся выборов. На самом деле никакой интриги в предстоящих выборах в высший законодательный орган ФРГ нет.

Взглянем в ретроспективе на развитие предвыборной гонки за кресло канцлера. "Исследовательской группой - Выбор" (Forschungsgruppe Wahlen) был составлен график, отражающий ситуацию на седьмой неделе текущего года. В этот период, то есть, примерно через три недели после назначения Мартина Шульца кандидатом в канцлеры от СДПГ. Из графика мы видим, что СДПГ, партия бывшего и популярного в России канцлера ФРГ Герхарда Шрёдера, совершила существенный рывок и вполне могла бороться как за дополнительные портфели в новом пост-выборном Кабмине, так возможно и за пост-канцлера.

leonid11.png

Однако неумение извлечь выгоду из собственных проектов, неопределённость в миграционной и внешней политике, «Дизельгейт», интуитивное подчинение ХДС/ХСС как старшему партнеру привело к 35 календарной неделе к неутешительным результатам. ХДС/ХСС по сравнению с февральскими показателями не только смогла успешно воспрепятствовать росту рейтинга СДПГ и лично Шульца, но и переломить тренд, добавив по сравнению с февралём 5% поддержки. В том же промежутке младший партнёр Большой Коалиции, СДПГ, потерял 8% голосов.

leonid222.png

На текущий момент кроме Большой Коалиции, любая иная в обновлённом парламенте всерьёз никем не рассматривается, хотя в ХДС/ХСС пристально следят за рейтингом либерал демократов (FDP), не исключая возможности коалировать в этом проверенном политическом союзе. Такой сценарий стал бы большой неожиданностью для всего политического поля и в перспективе может привести к полному параличу немецкой внутренней и внешней политики в кратко-и среднесрочной перспективе. Другая сила, партия Альтернатива для Германии (AfD), вероятнее всего получит место в Бундестаге, что можно считать большим успехом для них. На текущий момент AfD является некой партией «против всех», своего рода аккумулятором протестного консервативного и праворадикального электората без внятной политической повестки.

Монолитный политический истеблишмент ФРГ будет делать ставку на Большую Коалицию в союзе ХДС/ХСС и СДПГ. Союз сможет сохранить за собой все рычаги влияния на внутриполитической арене, и одновременно сигнализировать партнерам на внешнеполитической арене, что они договариваются не просто с правительством Германии на ограниченные сроки, а заключают соглашение с правительством обладающим широчайшей поддержкой населения на долгосрочную перспективу.

Опираясь на опыт последних лет, подвижек решения вопросов в сфере миграции ожидать не стоит. Опробовав «Турецкую сделку» с Эрдоганом («Türkei Deal») Новое правительство будет делать ставку на привлечение мигрантов, одновременно пытаясь ограничить миграционные потоке на дальних подступах к Европе, с помощью так называемых миграционных центров, например, на территориях государств Магриба, Египта и Турции.

Новое правительство во главе с госпожой Меркель будет и далее стремиться ограничить рост внешнеполитического влияния и амбиций Турции на европейской и внутригерманской политических аренах. И несмотря на острые заявления со стороны немецких политиков, пытаться удерживать Турцию в сфере ограниченного политического влияния ЕС и Германии, в частности. Как в отношении России, так и в отношении США властям ФРГ предстоит проделать колоссальную работу. Не желая разрывать сложившийся политический союз с США, и одновременно, видя многообещающие экономические перспективы на постсоветском пространстве, Германия будет продолжать пытаться усидеть на таком невнятном политэкономическом шпагате.

Внешнеполитические амбиции немецкого истеблишмента настолько велики, что Германия заявляет о своем желании участвовать в разрешении целого ряда конфликтов, включая украинский, нагорно-карабахский, арабо-израильский, ливийский и сирийский. Стремление Берлина участвовать в разрешении миграционного кризиса на европейской периферии, в урегулировании северокорейской и иранской ядерных проблем будут озадачивать внешнеполитических партнеров, поскольку у Германии есть интересы, желание и намерения, однако налицо нехватка кадровых и материальных ресурсов которые требуются для реализации таких сложных и продолжительных полит-дипломатических проектов.

Опираясь на вышесказанное, можно утверждать, что на данный момент у Германии нет каких-то четких контуров внешней политики, и они появятся, скорее всего, не раньше ноября, а то и вовсе в январе-феврале 2018 года.

Суббота, 23 сентября 2017 00:00 Автор 
Поделиться: