Вторник, 01 марта 2016 00:00 Автор 

О стратегии России на сирийском направлении

     Целью межсирийских переговоров в Женеве должна была стать выработка и формальное закрепление основных параметров будущего внутриполитического урегулирования. Стороны однако даже не сформулировали общие позиции в отношении борьбы с террористическими организациями, действующими на территории страны. Наблюдатели скептично относятся к перспективам какого-либо сближения между сторонами, исходя из следующих соображений: (1) на конференции не были представлены силы, реально участвующие в войне, прежде всего, курдские формирования и группа «Ахрар аш-Шам»; (2) для оппозиции Б. Асад по-прежнему является фигурой, которая никак не может участвовать в процессе перехода и формирования новой власти; (3) по причине активной спецоперации ВКС РФ инициатива в войне перешла правительственным войскам, которые последовательно «захлопывают» котлы, возвращают города, стратегические трассы и вытесняют войска оппозиции.

     Каждые из этих причин заслуживают анализа. Во-первых, даже если конференция соберёт всех основных участников боевых действий, представляется, что это не будет способствовать прекращению огня. В Сирии действуют несколько тысяч различных вооруженных отрядов, часть из которых вообще не аффилированны с какой-либо организации. Существуют отряды из несколько сотен человек, которые защищают территории своего проживания в городских районах и пригородах. Какая бы сила не заявила о «полном контроле» над городом, процесс демобилизации и разоружения займёт многие месяцы, будет сопровождать взаимным отчуждением, недоверием и провокациями. Таким образом, заявление сопредседателей группы по урегулированию, России и США, о скором установлении перемирия не стоит воспринимать чересчур оптимистично.

     Во-вторых, Б.Асад стал не просто «кровавым диктатором» для оппозиционных групп, а реальным стимулом пополнения рядов т.н. «Исламского государства». «Среди причин пополнения ИГ в Сирии выделяют две: защита арабов-суннитов от шиитских угнетателей и деньги» - об этом заявил высокопоставленный американский дипломат на заседании Госдепа в конце января 2016 г. Не преувеличивая роль этноконфессионального фактора, отмечу, что в стране с безработицей выше 50%, беспрецедентным уровнем миграции и внутренне перемещённых лиц, зарплата в 500-800 долларов – это больше, чем стимул. Есть и более глубокие причины: не вызывает сомнений, что будущее внутриполитическое урегулирование должно включать инкорпорацию бывших комбатантов в военные структуры САР. Это будет conditio sine qua non в каком бы формате не проходили мирные переговоры. Оппозиции важно отстранение не самого Б. Асада, а правящих кланов, размывание костяка военно-разведывательного аппарата, и этот вопрос рано или поздно придётся решать.

     Наконец, успех ВКС России создал принципиально новую и противоречивую ситуацию. С одной стороны, это ведёт к ужесточению переговорных позиций правительства (в этом смысле затягивание переговоров с параллельным ведением боевых действий выгодно сирийской стороне). С другой стороны, уже сейчас проявляются первые признаки несговорчивости сирийского лидера. Это может привести к ужесточению позиции США, которые и так подвергаются серьезному давлению со стороны турок и саудитов. Понятно, что любые поставки вооружений, а тем более ПЗРК не приблизят конфликт к завершению.

     Пока же российская сторона старается извлечь выгоды из сложившейся ситуации. Планируется в скором времени встреча В.Путина с его американским коллегой, на мюнхенской конференции продавлена позиция Госдепа, заключающаяся в интенсификации военного сотрудничества с российской стороной, первые признаки оживления проявляет Совет Россия-НАТО. Мощный демонстрационный эффект вновь заставил аналитиков говорить о российском военном потенциале, и это не только крылатые ракеты (Россия показала, что способна осуществлять ракетные залпы с кораблей как США в начале 1990-х), гораздо больший эффект произвели спутниковые системы рекогносцировки и развитие отечественных систем лазерного «ослепления» спутниковых аппаратов вероятного противника. Всё это вписывается в представление российского руководства о роли страны в международных делах и может быть расценено как успех. Даже кризис беженцев, который можно отнести к непреднамеренным последствиям, сыграл на руку: ЕС вынужден идти на контакт с Россией, стимулировать переговорный процесс.

     О некоторых особенностях авторитаризма на Ближнем Востоке

     Ближний Восток, как более или менее гомогенная система, имеет ряд характеристик, которые определяют как особенности политического развития, так и особую организацию политических институтов.

     Регион сформировался в результате империалистической политики крупнейших мировых игроков (Великобритания/Франция, США/СССР). Нынешнее административно-территориальное устройство и тип политической системы были искусственно созданы великими державами в период с 1918-1945 гг. Это предопределило ряд проблем, которые до сих пор остаются неразрешенными. Во-первых, несоответствие границ с историческими/этно-религиозными идентичностями, что порождает территориальные споры, увеличивает сепаратизм и ведёт к борьбе центрального правительства с субнациональными/наднациональными образованиями. Во-вторых, элита не является национальной в полном смысле этого слова. Мало того, что она самым активным образом вовлечена в процессы перераспределения финансово-экономических благ, она чаще всего является продуктом европейской политической культуры. Это ведет к необходимости переподтверждать легитимность, задаче крайне сложной в условиях отсутствия здоровой электоральной системы. В-третьих, арабское государство «обречено на постоянную борьбу», перманентно находясь в условиях внешней угрозы (к ним относятся: приграничные/ресурсные споры, соседство крупных государств с малыми, наличие динамичных коалиций на региональном уровне, вмешательство великих держав).

     Беглый обзор показывает, что большинство арабских стран сталкивается с «дефицитом суверенитета». Действительно, как сгладить внутренние противоречия, сохранив при этом независимую внешнюю политику в конкурентной среде? Должна существовать особая политическая система, обеспечивающая стабильность и поддерживающая определенный уровень благосостояния населения. Она представляет собой «сплав» традиционных и заимствованных общественно-политических структур.

     Первое, что отличает политические режимы арабских стран, - наличие особой внутригрупповой солидарности («Ассабийа»). Этот термин, впервые введенный Ибн Колдуном, характеризует наличие «исконных» («primordial», чаще родственных/семейных/брачных) связей, объединенных общим религиозным, идеологическим или националистическим мировоззрением. На основе «ассабийи» вокруг авторитарного лидера строится круг особо приближенных лиц: генералитет, главы специальных служб и главы крупных государственных монополий (чаще это компании по добычи и экспорту углеводородов). Следующим кругом выстраивается бюрократическая система министерств и ведомств, которые только внешне напоминают «западные» «формальные» институты управления. Так, в Сирии и Ираке логика назначения на должности была следующая: «один профессиональный управленец на пять лояльных чиновников». Связывает эту военно-бюрократическую вертикаль с непосредственной территорией партийная система, точнее, одна массовая партия, чьи отделения «сплетаются» с массовыми организациями мобилизации населения, т.е. профсоюзами, крестьянскими общинами, союзами студентов и молодежи. Так обеспечивается связь «вертикаль-горизонталь» и эффективное управление. Таким образом принимаются сигналы, учитываются или отвергаются запросы со стороны населения.

     Второе, роль лидера в данной системе, которая крайне важна в арабских республиках. Он должен обладать доступом к двум инструментам власти. Первый из них - механизм редистрибуции благ (в «арабском случае» это доходы от нефти) среди элиты и чиновничества, не забывая при этом поделиться «куском пирога» с рабочим и сельским населением, а также наличие эффективного репрессивного аппарата.

     Обозначенные выше особенности характерны для «зрелой» формы авторитаризма на Ближнем Востоке. Параллельно с этим происходит консолидация государства, ускоренная милитаризация, появляются национальные притязания, выражающиеся либо в территориальных захватах (аннексия Кувейта Ираком), либо антизападной/антиизраильской риторике (при Х.Асаде и частично его сыне).

     О формировании «ближнего круга» Х.Асада

     Х.Асад считается первым руководителем Сирии с явными сельскими и племенными корнями. Возможно, именно по это причине одним из первых действий нового президента Сирии станет речь о "неоценимой роли" арабского восстания 1925-1927 гг. и "той жертве каждого племени и каждой конфессии", принесенной ради победы. Подобные консолидирующие обращения к нации станут доброй традицией всего периода правления Х. Асада.

     Важным шагом в сторону расширения социальной поддержки стал 11 Национальный Конгресс, прошедший в 1971 г. На нем президент поставил пять задач, которые должны быть выполнены в ближайшее десятилетие: экономическая либерализация, создание максимально репрезентативного Народного Собрания (парламента), устранение радикального секуляризма, которым страдал прошлый режим, создание Национального Прогрессивного Фронта (коалиции, куда затем вошли Насериты, Коммунисты, Арабские социалисты и ПАСВ), а также рост числа членов ПАСВ. Интересно, что как раз последний пункт программы был выполнен блестяще: если в 1971 г. число членов ПАСВ составляло 64 398 тысячи, то через десять лет это цифра достигла 374 332, а к 1992 г. она увеличилась практически в три раза. Таким образом, по состоянию на 1992 г. в тринадцатимиллионной Сирии 1.000.000 являлись членами партии Баас.

     К 1975 г. процесс создания прочной основы власти Х.Асада практически подходит к завершению. В 1973 г. принимается новая Конституция САР, в которой закрепляется "руководящая роль партии Баас". Президент становится Генеральным Секретарем партии, ему напрямую подчиняются большинство разведывательных служб и генералитет сирийской армии. Х.Асад консолидирует вокруг себя богатую суннитскую буржуазию - выходцев из Дамаска. Создав вокруг себя "ближний круг" приверженцев, связанных с ним родственными узами, Х.Асад фактически выводит себя из системы государственной власти, играя роль главного посредника в разрешении конфликтов внутри элиты и не допуская усиления какой-либо группы.

     Клановый аспект 

     В период 1966-1970 гг. центром принятия политических решений становится Региональное Командование (РК) ПАСВ. В 1969 г. ПАСВ фактически распадается на две группы: сторонников социалистических реформ, представленных «старой гвардией», и прагматиков из отдаленных «сельских» районов Сирии. Представителем интересов социалистов являлся Салах Джадид, который был главой государства вплоть до 1970 г. Выразителем интересов сторонников более прагматичного политического курса был Хафез Асад, в тот момент министр обороны САР.

     Конфликт между двумя группами элит возник из-за комплекса взаимосвязанных причин. Слабость и нерешительность руководства партии (отсутствие необходимой харизмы у С. Джадида), недовольство населения ухудшающимся социально-экономическим положением, растущий разрыв в уровне жизни между крестьянами и собственниками земли, провалы во внешней политике, ведущие к изоляции – всё это сыграло свою роль в перевороте 1970 г. Непосредственным поводом к началу «Исправительного движения» Х.Асада оказалась неспособность сирийского правительства оказать поддержку ООП в Иордании, а также внезапная смерть «лидера арабского национализма» Г. Насера.

     Стоит отметить, что конфликт между С. Джадидом и Х.Асадом носил также межлеменной и межконфессиональный характер. Дело в том, что, будучи алавитами, они принадлежали к разным племенам этноконфессиональной общины. Х.Асад родился в районе аль-Айла деревни Кирдаха, находящейся рядом с портовым городом Латакия. Его семья принадлежала к племени Кальбийа и, хотя сама занималась сельским хозяйством, имела тесные родовые связи с шейхами племени: семьями Исбир, Хассун и аль-Кхейр. С. Джадид родился в деревни Дувейр, в том же районе, что и Х. Асад, но принадлежал к ответвлению племени аль-Хаддадин, а его отец являлся одним из старейшин. Эти два племени на протяжении многих лет соперничали друг с другом за доступ к сельскохозяйственным территориям и местным органам власти. В этом конфликте была и религиозная составляющая: племена аль-Кальбийа и аль-Хаддидин принадлежат к разным толкам алавизма. Первые называют себя Камарис (от араб. «Камр» – луна), особое значение придают луне и «ночным светилам». Считается, что звезды и луна несут в себе эманацию «троицы» пророков: Али, Мухаммада и Салмана аль-Фариси. Вторые относят себя к Шамсис (от араб. «Шамс» – солнце); в образе солнца воплощается единственный «настоящий» пророк Мухаммад.

    Таким образом, межплеменные и межконфессиональные различия двух борцов за власть отчасти помогают понять причины отсутствия необходимого консенсуса на данном этапе двух представителей алавитов. В результате переворота С.Джадид был смещен с занимаемых должностей и провел оставшиеся 23 года своей жизни в сирийской тюрьме.

Вторник, 01 марта 2016 00:00 Автор 
Поделиться: