Суббота, 14 ноября 2015 00:00 Автор 

Чем грозит взаимодействие африканских радикалов и ИГИЛ

     Африка — самый бедный и самый конфликтогенный регион на планете. Ни в одной другой точке мира не происходит такого количества столкновений и конфликтов, которые усугубляют и без того тяжелую жизнь населения. Относительное спокойствие, которым могли похвастаться еще 20 лет назад некоторые африканские страны, улетучилось, и если раньше Африку разрывали гражданские войны, то теперь к ним прибавилась новая проблема — радикализация.

     Внимание всего мира сейчас приковано к региону Ближнего Востока, где мировые державы открыто или косвенно отстаивают свои интересы. Но было бы ошибкой не принимать во внимание события на африканском континенте, где начинают «свою игру» радикально настроенные террористические группировки. Прежде всего речь идет об «Аль-Каиде Исламского Магриба», «Боко Харам», «Аль-Мурабитун», «Ансар аль-Шариа» и «Харакат аш-Шабаб». Активизация деятельности этих группировок напрямую связана с «Арабской весной» и близостью к региону Ближнего Востока, откуда на территорию  Африки южнее Сахары и пришел дисбаланс и «управляемый хаос».

     Если посмотреть на карту Африки, то можно обнаружить, что по охвату территории крупнейшей радикальной организацией является «Аль-Каида в странах Исламского Магриба», затем идет сомалийская группировка «Харакат аш-Шабаб», зона действия других группировок кажется незначительной. Однако это только на первый взгляд. При более глубоком изучении становится ясно, что практически вся западная Африка находится в руках исламистов-радикалов: «Боко Харам», «НДОА» (Национальное движение за освобождение Азавада), «Аснар-Дин» и «Аль-Мурабитун» и других. Но почему именно Западная Африка? Во-первых, это обусловлено исторически: север страны традиционно исповедовал ислам. Совершенно ясно, что проповедуемый  боевиками в Северной Африке и на Ближнем Востоке радикальный ислам не имеет ничего общего с религией пророка Мухаммеда и очевидно, что вероятность радикализации ислама среди мусульманской части населения во много раз вероятней, чем там, где он будет насаждаться путем террора, что однако тоже имеет место на африканском континенте. Во-вторых, вопрос полезных ископаемых — «африканской беды» — актуален и для западной Африки. Захват и подчинение себе все больших территорий под предлогом борьбы за «чистый» ислам имеет своей целью одно — обладание радикалами значительной территорией, природными и человеческими ресурсами, промышленностью, а также взаимодействие с другими игроками на международной арене. В последние годы начинается постепенный запуск более масштабного проекта — объединения африканских радикалов с теми, против кого сейчас ведет борьбу все мировое сообщество — с ИГИЛ.

     Если взять цели и задачи трех крупнейших террористических организаций в Африке — исламистов Нигерии, Мали и Сомали, то можно выделить следующее: исламисты из Мали заявляют, что целью их борьбы является установление Халифата на территории Мали и подчинение законам шариата. Такие же цели ставят перед собой боевики нигерийской «Боко Харам» и аналогичные мотивы у сомалийских радикалов. Общность их взглядов окончательно оформилась в то, что ИГИЛ принял присягу верности группировок «Боко Харам» и «Аш-Шабаб». Экспансия ИГИЛ на территорию Африки подобна клешням, которые с Севера, Запада и Востока берут континент под свой контроль. Из-за «расплывчатых» границ африканских государств, передвижение боевиков  в  Африке крайне свободное, что позволяет им распространять свое влияние на все большие территории, пользуясь попустительским отношением мировых  держав к этому региону.

     В самом деле, вопрос относительно того, волнуют ли в действительности мировые державы уровень жизни населения африканцев и возможности их выживания в нечеловеческих условиях скорее риторический. Новый мировой порядок на основе неоколониализма скорее вообще не предполагает каких-либо благополучных условий жизни населения. Но в данном случае нужно сказать, что экстремизм и захват территорий африканскими радикалами под лозунгами ИГИЛ представляются для мировых держав более интересным вариантом развития событий в данном регионе. Тут стоит заметить , что речь идет, конечно, не обо всех мировых державах, а скорее о тех, кто на протяжении 20 лет, с момента ухода Советского союза с африканской сцены, планомерно осуществлял свои планы по развитию Африки, и это прежде всего сверхдержавы США и КНР. Разумеется, что свою роль тут играет и Европа, ведь африканские страны это бывшие европейские колонии, но в свете того, что на сегодняшний день суверенность принятия решений в Европе ставится под сомнение, можно предположить, что и действия европейских стран на континенте проходят в фарватере американской стратегии развития региона.

     Безусловно, вопрос о том, насколько радикализация Африки и запуск «большого ИГИЛ» может угрожать мировому сообществу, весьма дискуссионный. Действия основных игроков (США, Европы и КНР) продиктованы их желанием установить свой новый мировой порядок на этих территориях. Интенсификация действий африканских радикальных группировок направлена, в числе прочего, на противодействие другой мировой державе, предшественник которой, Советский Союз, хорошо знал проблемы региона и чем они могут обернуться. СССР принимал значительное участие в жизни африканских государств, защищая и отстаивая свои интересы. Сегодня Российская Федерация начинает осознавать глобальность предпринимаемых против нее действий, открытых или опосредованных.  Присутствие в Сирии, которое казалось бы, никак не связано с африканской политикой России, может сыграть решающую роль в развитии ситуации в африканском регионе. Вопрос, чем может грозить взаимодействие африканских радикалов и ИГИЛ решается Россией последовательно и имеет под собой глубокую стратегическую цель — не дать каким-либо силам подступить к границам России и позволить разрушить российское государство, несмотря на хитросплетения и амбиции участников этой большой игры за господство на Земном шаре.

Суббота, 14 ноября 2015 00:00 Автор 
Поделиться: