Согласно последнему докладу Стокгольмского международного института исследования проблем мира (SIPRI) объемы экспорта обычного вооружения неуклонно росли в последние годы. Международные поставки в 2014–2018 выросли на 7.8% по сравнению с 2009–13 и на 23% по сравнению с 2004-2008.

В 2014–18 импорт оружия государствами на Ближнем Востоке увеличился на 87% по сравнению с 2009–13 составил 35% мирового объёма импорта вооружений. Саудовская Аравия стала крупнейшим в мире импортёром оружия в 2014–18, увеличив объём импорта на 192% по сравнению с 2009–13. Такое радикальное наращивание потенциала Эр-Риядом может являться следствием острого противостояния с Ираном, который также претендует на доминирующее положение на Ближнем Востоке. Официальные заявления Саудовской Аравии указывают, что закупка оружия производится с целью отражения иранской агрессии, но существуют ли гарантии, что закупленное вооружение не используются уже сейчас для оказания нужного воздействия на политическую ситуацию в соседнем Йемене, где с 2015 года идет ожесточенная гражданская война?

В текущих условиях отсутствует какой-либо контроль за мировой торговлей оружием. Страны-экспортеры не могут гарантировать, что проданное ими вооружение не будет применяться с нарушением женевских конвенций, а также, что оно не будет перенаправлено или реэкспортировано в другие государства, обходя, таким образом, санкции и эмбарго. Отдельным вопросом является возможность попадания этого оружия к террористическим организациям посредством простого захвата или коррупции.

Попытка поставить под международный контроль торговлю обычным оружием была произведена в 2013 году. Был составлен Международный договор о торговле оружием. Однако его можно считать абсолютно неудачным, так как сразу два крупнейших экспортера оружия воздержались от подписания (Россия, Китай), а в апреле этого года Дональд Трамп заявил сенату об отказе ратифицировать договор. Доля США в мировом экспорте при этом составляет 36%.

Но и сам договор не предусматривает собой никаких эффективных способов контроля обычных вооружений. Вся ответственность за это ложится на сами государства, и практически полностью отсутствует какой-либо орган наднационального контроля. Страны-экспортеры сами вольны решать степень надежности покупателя. Особое место в договоре занимает вопрос незаконной передачи оружия, но никаких способов по его предотвращению договор также не предлагает. Более того, в нем полностью отсутствует механизм наказания нарушителей. Участники договора обязаны только каждый год передавать отчетность о экспортных или импортных поставках в секретариат договора. Но и этого можно не делать, если “информация несет конфиденциальный характер по коммерческим соображениям или относится к сфере национальной безопасности“. Данная формулировка довольно неоднозначная и не имеет точной трактовки, поэтому непременно может использоваться для обхода пунктов договора.

Следуя своим торговым интересам, экспортеры оружия способствуют эскалации конфликта в регионах и укреплению мирового терроризма. По мнению американского исследователя международных отношений Эндрю Мамфорда, сегодня в мировой политике заметно возрастает роль опосредованных войн (proxy wars), т.е. войн чужими руками. Это связано в первую очередь с уменьшением размеров армий, возрастанием стоимости содержания военной техники, а также необходимостью вести

противопартизанские операции[1]. Поставки оружия являются одним из способов поддержки нужных сил в том или ином государстве. Эксперты журнала Foreign Policy считают, что подобные действия непременно приводят к эскалации ситуации в регионе. Страны, получающие помощь более сильных государств, в том числе оружием, чувствуют себя в состоянии завершить конфликт силовым путем и не стремятся к мирному урегулированию, что приводит к разрастанию его масштабов и росту числа жертв.

Более серьезной угрозой является возможность попадания поставляемого оружия в руки террористов. Примером этого могут послужить поставки оружия различным силам в Сирии. Ввиду отсутствия какого-либо контроля над поставляемым вооружением, в результате захвата армейских складов, утечек, ИГИЛ обзавелось значительной огневой мощью оружия из множества государств мира.

Спецпредставитель госдепа США по Ирану Брайан Хук предупреждает, что в следующем году на Ближнем Востоке может возобновиться гонка вооружений, так как истекает срок эмбарго на поставки вооружений Ирану. Саудовская Аравия, как крупнейший импортер оружия в регионе, смогла нарастить огромный военный потенциал. Ожидаемо, что конкурент в борьбе за первенство в регионе захочет догнать ее путем закупок вооружений и перенаправлению его своим союзникам. Такой исход вполне возможен ввиду отсутствия международного контроля за вооружением.

Часто внимание обращают только на экспортируемую тяжелую технику, авиацию, ракеты, но легкое вооружение нельзя упускать из виду. Оно до сих пор играет ключевую роль в конфликтах в африканских странах. Оно достаточно дешевое, поэтому часто выпадает из полной статистики, но даже небольшая поставка такого оружия и патронов к нему может привести к многократному усугублению конфликта, ведь войны продолжаются пока есть, чем воевать. Именно легкое вооружение используется в битве с радикальной исламистской организацией Боко харам в Нигерии. И сейчас эта страна входит в топ-5 крупнейших импортеров в Африке южнее Сахары.

Необходимо создание действенной системы международного контроля за оборотом вооружения, при этом принять ее должны все страны. Государства-экспортеры должны контролировать поставки вооружения и не допускать его попадания в ненадежные руки. Все это должно жестко контролироваться наднациональным органом, а также должна быть выработана система наказания за нарушения соответствующих договоров. Подобную систему сложно создать, так как многие страны посчитают ее нарушением своего суверенитета.

Сегодня в международной практике нет никакого метода отслеживания перемещения и использования поставляемых вооружений. Крупная техника может снабжаться чипами, которые бы сообщали о статусе этой боевой единицы экспортеру. Однако это не реализуется на практике, так как обязательность этого не закреплена ни в каких международных договорах. А знание того, что полученные вооружения полностью отслеживаются поставщиком просто оттолкнет покупателей и лишит страну значительной прибыли.

Единственным действенным способом контроля оружия может быть его чипирование. Однако это правило игры должно стать общим для всех стран, чтобы создать рынок равных конкурентных возможностей.

Китай заявил летом 2019 года, что разработал чип для контроля стрелкового оружия, отслеживающий его применение и перемещение. Система пока находится на стадии тестирования, но она позволит решить сложнейшую проблему контроля за легким вооружением. Сложности возникнут только с оружием, которое в данный момент уже находится в эксплуатации. Различные организации будут стремится заполучить именно его, так как оно не поддается контролю, цена на него возрастет, что усилит структуры черного рынка и нелегальной торговли оружием. Тем не менее, в новый договор могут быть включены пункты о контроле за старыми образцами вооружений и совместной работе стран-участниц по предотвращению его распространения.

Сегодня, когда темпы развития вооружения превосходят ожидания, а объемы закупок растут с каждым годом, крайне важно поставить мировую торговлю обычным оружием под международный контроль. Только так можно предотвратить эскалацию конфликтов в регионах и усиление мирового терроризма. Несмотря на попытку составить подобный международный договор, он оказался неэффективным. Только в результате заинтересованности всех сторон и их усилий в этой области можно прийти к соглашению, которое смогло действенно регулировать торговлю оружием и его распространение. Возможным решением является снабжение всех экспортируемых вооружений, в том числе легких, чипами. Это должно предотвратить его попадание не в те руки, а также его применение в нарушение Женевских конвенций. Однако все это еще предстоит согласовать, и, во имя безопасности на планете, прийти к всестороннему соглашению.

[1] Andrew Mumford. Proxy Warfare. John Wiley & Sons, 2013. С. 13.