Среда, 10 февраля 2016 00:00

Некоторые аспекты борьбы с Исламским Государством

 Для понимания каким способом можно уничтожить «Исламское Государство» (ИГ, террористическая организация, запрещённая в РФ), необходимо четко представлять, во-первых, внутренние предпосылки, которые сформировались в регионе и в национальных государствах, (об этом сказано довольно много); во-вторых, просмотреть динамику международных отношений, на фоне которого было создано ИГ; в третьих, архиважно осознавать, что ИГ является не простым террористическим формированием, подобным тем, которые нам известны, а государственным образованием отличной от привычной современной системе формы; в четвертых, необходимо разобраться в природе этого феномена, чтобы держать под контролем начальные формы его проявления.

Исламский фундаментализм, исламизм, радикальный исламизм

Для начала необходимо определиться с терминами, которыми разные аналитики и эксперты апеллируют при описании самого ИГ. Необходимо различать исламских фундаменталистов, исламистов и радикальных исламистов. Успешно в данном вопросе удалось разобраться Ф. Фукуяме. Он отмечал, что исламские фундаменталисты действуют из религиозных побуждений и стремятся к возрождению первоначальных, боле чистых форм религий. Исламисты, напротив, преследуют политические цели и стремятся связать религию с политикой, и не обязательно путями, несовместимыми с демократией. В то время как джихадизм (радикальный исламизм) -попытка идеологизировать религию, обосновать ее применение в политических целях. Цель джихадизма не в восстановлении исконных форм ислама, а в создании нового, универсального учения, которое могло бы стать основой самоидентификации в современном, глобализованном, многокультурном мире.

Таким образом, было бы более корректным называть ИГ и другие террористические группировки, подобным Джабхат-ан-Нусре и аль-Каиде, джихадистами или радикальными исламистами. Создание государства на основе одного из любых религиозных течений позволяет говорить о глобальном характере данного явления. Нельзя забывать, что последний Халифат, в привычном для нас понимании исчез менее века назад. Параллельно, обращая внимание на их количество, которые появлялись и исчезали, просуществовав в разное время и в разных формах, можно утверждать, что идея единого исламского государства, которая была создана с зарождением религии, не умерла на протяжении ее существования. На современном этапе данную идею пытаются реализовать силы, движимые другими, отличными от свойственных существовавшим Халифатам, императивами.

Исламская концепция мирового порядка

Общей базой для описанных выше понятий служит Ислам, а именно концепция мирового порядка, которая является движущей силой ИГ, отраженная как в официальных документах, так и в речах лидеров. Г. Киссинджер подчеркивал, что Ислам предложил концепцию мирового порядка с мечтой о единоличном, санкционированном Богом правлении, объединяющем и примиряющем мир. В седьмом веке ислам утвердился на трех континентах благодаря беспрецедентной «волне» религиозной экзальтации и имперской экспансии. Исламская версия универсального порядка предусматривала распространение истинной веры на всю «территорию войны», так в исламском богословии называются земли, где большинство населения составляют неверные, не исповедующие ислам и ему враждебные. В связи с этим миропорядок в данном контексте представляет собой разделение мира на три полюса: «территорию мира», иными словами, территория, где главенствующей религией выступает ислам; «территорию войны», на которой проживают немусульмане; и на «территория перемирия», где, как отмечал Киссинджер, в Аллаха не верят, но мусульман не преследуют.

Однако, с учетом современных реалий, радикальные исламисты к «территории войны» относят на только неисламские государства, но и территории, на которых распространен «неправильный ислам». Именно поэтому объектом атак ИГ выступают Ирак, Сирия, Иран и др. В отношении таких государства как, например, Саудовская Аравия у ИГ планы ничем не отличаются, поскольку во-первых, лидеры данных государств союзничают с врагами ислама, и самое главное – для ИГ необходимо установление контроля над священными городами. Естественно, подобная дифференциация территорий была характера для богословов 13 века и позже. Но, это не отменяет того, что данная концепция миропорядка изжила себя много веков назад. Наоборот. Именно данное видение мирового устройства определяет действия ИГ.

Актуальная ситуация борьбы с ИГ

Необходимо отметить, что помимо внутренних предпосылок в Ираке и Сирии, которые привели к появлению радикальных группировок, которые подробно изучены и описаны, существуют, также, и внешние. К относятся в том числе разногласия между мировыми державами. На фоне расхождения по ключевым вопросам международной повестки между ведущими игроками наблюдался рост радикальных группировок, в том числе ИГ. Это следует логический вывод, что уничтожение ИГ будет невозможным до тех пор, пока не будет достигнут консенсус между державами, в частности по проблемам в регионе Ближнего Востока.

На данном этапе ситуация выглядит следующим образом. Коалиция во главе с США ведет мнимую борьбу с ИГ, вкладывая колоссальные средства. В процессе развития антагонизма между Вашингтоном и Москвой последняя создает свою коалицию по борьбе с ИГ с участием региональных игроков. В итоге наблюдается разделение «линии фронта», согласно которой одна из коалиций проводит бОльшую часть своих операций на территории Ирака, а другая-на территории Сирии (не смотря на то, что координационный центр находится в Багдаде). Разнополярность данных коалиций очевидна. В данной сложившейся ситуации говорить об объединенном фронте не приходится.

Также необходимо отметить, что коалиция, возглавляемая Россией, наносит большую часть своих ударов не по территории, подконтрольной ИГ, а по объектам «умеренной оппозиции», что неизбежно заставляет нервничать ее покровителей. Параллельно, лидеры коалиций демонстрируют свои способности разным методами: запуск высокоточных ракет одной и угрозы применения силы со стороны другой. Очевидно одно, на Ближнем Востоке на протяжении последних лет идет война всех против всех. Но до данного момента в нее были вовлечены по большей части региональные игроки. Вовлечение разнополярных коалиций в данный процесс может привести в лучшем случае региональной войне. Главной предпосылкой к которой является наличие двух коалиций, имеющие разные взгляды к урегулированию процессов.

Одним из ключевых этапов в борьбе должно стать постконфликтное строительство. То есть, восстановление не сколько инфраструктуры, сколько институтов легитимной власти. Именно данный этап не был реализован коалицией в Ираке, не был в принципе предусмотрен в ливийском сценарии. Также, в данное строительство должно входить установление режима, который будет способен противостоять радикальным проявлениям в разных формах, которые последствии обязательно будут происходить. Данный режим в свою очередь должен существовать в системе координат, альтернативной исламскому видению миропорядка, которая была описана выше. Данные условия как в Ираке, так и с Сирии смогут существовать в условиях авторитарной власти. Очевидно, что у разных игроков или коалиций будет разное видение дальнейшего устройства. В связи с этим данный этап будет представлять собой очередной раунд борьбы между двумя коалициями, но в другом формате.

Сергей Мелконян

Среда, 10 февраля 2016 00:00
Поделиться: